Профессиональное образование до 1917 г.

С.А. Климаков, доц. Челябинской государственной академии культуры и искусств (ЧГАКИ), канд. ист. наук, г. Челябинск,

 

ВЕХИ СТАНОВЛЕНИЯ И РАЗВИТИЯ ПРОФЕССИОНАЛЬНО-ТЕХНИЧЕСКОГО ОБРАЗОВАНИЯ В ЧЕЛЯБИНСКОЙ ОБЛАСТИ (XIX – начало ХХ вв.)

 

Статья дает общее представление о развитии профессионально-технического образования в XIX – начале ХХ вв. на территории современной Челябинской области. Проблема рассматривается более основательно в общероссийском контексте, выявляется региональная специфика, вводятся в научный оборот некоторые новые архивные данные и факты, впервые оценивается место профессиональной школы относительно других способов приобщения молодого поколения к трудовой деятельности на Южном Урале в досоветский период.

Ключевые слова: история, профессионально-техническое образование, Челябинская область, школьная политика, общественно-педагогическое движение, ремесленные учебные заведения.

 

Говоря о профессионально-техническом образовании, мы имеем в виду подготовку специалистов начальной, средней, высшей квалификации для работы в определенной области материальной деятельности. От общего образования данный образовательный тип отличается характером и направленностью усваиваемых знаний, умений и навыков, формированием личностных установок, которые согласуются с избранной профессией.

Относительно географии отметим, что территория современной Челябинской области в рассматриваемый период входила в состав разных уездов трех уральских губерний: Оренбургской (Челябинский, Верхнеуральский, Троицкий уезды), с 1865 г. – Уфимской (Златоустовский и Уфимский уезды) и Пермской (Екатеринбургский и Шадринский уезды).

В феодальный период профессиональная подготовка осуществлялась преимущественно вне учебных заведений. Так, усвоение приемов сельскохозяйственного и домашнего мелкотоварного производства происходило в формах народной и семейной социализации. Главную роль в подготовке молодого поколения к различным видам труда играло так называемое «ученичество», в рамках которого профессиональный навык приобретался обучаемым в ходе совместной практической деятельности (буквально «бок о бок») с обучающим. Институт ученичества был интегрирован в большинство отраслей хозяйства России. В частной ремесленной промышленности этот институт даже узаконивался Ремесленным уставом.

В Челябинске, по сведениям за 1862 г., из 59 ремесленников трое имели учеников [1]. Таким же методом, через производственное ученичество, формировались кадры для низшего и среднего звена горнозаводской промышленности. Для передачи знаний и опыта на заводы приглашали мастеров-иностранцев, в образовательных целях командировали работников на ведущие отечественные предприятия и за границу. В заводских цехах получали первые профессиональные навыки воспитанники горнозаводских школ [2]. Прошедшими обучение на заводах и в ремесленных мастерских казаками комплектовалась сотня мастеровых Оренбургского казачьего войска [3].

В первой половине XIX в. учреждений профессионального образования насчитывались единицы; они принадлежали государству и работали, как правило, по целевому набору учащихся, в том числе из городов и селений Южного Урала (Казанская и Оренбургская фельдшерские школы, Оренбургское училище земледелия и лесоводства) [4]. С началом Великих реформ (1860-е гг.) выросли экономические потребности страны и регионов, изменилась правительственная политика в сферах образования и труда, выдвинулось на первый план общественно-педагогическое движение. Данные факторы обусловили расширение сети профтехшкол и появление их новых типов.

Государственная политика в области профессионального образования, не подчиняясь единой стратегии, представляла собой совокупность инициатив разных ведомств. Некоторые министерства, например военное и юстиции, учредили школы – оружейные и землемерные – в рамках решения актуальных задач общероссийского масштаба. Министерство просвещения – главное образовательное ведомство страны – традиционно рассматривало вопрос через призму внутриполитических интересов царизма. В концепции МНП профессиональной школе была отведена роль «магнита», отвлекающего детей из непривилегированных социальных слоев от поступления в гимназии и вузы.

В тесном контакте с органами государственной власти на местах утверждалось общественно-педагогическое движение, включившее в сферу своего внимания, в том числе, и профтехобразование. Правительство стимулировало движение, но при этом четко разделяло компетенции: оставляя за собой надзор и управление, делегировало общественности функции инициирования, устройства и финансирования специальных учебных заведений. В поддержку профессионально-технической школы объединились разнородные силы: деятели городского и земского самоуправления, техническая интеллигенция, прогрессивные предприниматели.

На территории современной Челябинской области в 1860–80-е гг. не было открыто ни одной самостоятельной профтехшколы. Распространение получили только учреждения дополнительного профессионального образования – ремесленные отделения при общеобразовательных школах (Ново-Троицкой школе братьев Подвинцевых, Верхнеуральском городском училище, Троицкой школе Общества попечения о народных училищах и др.) [5, с. 56]. Во многих женских школах было введено преподавание кройки, шитья и вязания.

На рубеже 1870–80-х гг. на повестку дня в России встали вопросы организационного и педагогического упорядочения многочисленных разнородных профессиональных школ, выработки общего перспективного плана профессионального образования. В это время профтехобразование начинает оформляться в систему, которая унифицирует подготовку специалистов для различных сфер экономики. Система являлась государственно-общественной по характеру и ведомственно-отраслевой по своей структуре.

В 1880–90-е гг. в профильных министерствах были разработаны новые типы профессиональных учебных заведений для соответствующих отраслей хозяйства и регламентирована их деятельность. Так, министерство государственных имуществ осуществило реформу сельско- и лесохозяйственного, а министерство путей сообщения – железнодорожного образования. Министерством народного просвещения был реализован масштабный проект подготовки кадров для фабрично-заводской промышленности. «Основные положения о промышленных училищах» (1888 г.) установили три типа учебных заведений, выпускающих мастеров и рабочих для промышленных предприятий: «среднее техническое училище», «низшее техническое училище» и «ремесленное училище». Позднее ведомством просвещения были выработаны упрощенные и малобюджетные типы учреждений для подготовки работников ремесленной и мелкой кустарной промышленности: «школа ремесленных учеников» (1893 г.) и «низшая ремесленная школа» (1895 г.). В 1896 г. Министерство финансов провело реформу коммерческой школы, утвердив новые типы коммерческих учебных заведений: «коммерческое училище», «торговая школа» и специализированные курсы. Этими и некоторыми другими узаконениями была заложена основа системы отечественного профессионального образования.

На основании принятых положений и в соответствии со своими планами министерства начали выстраивать сеть профессиональных школ. Так, по плану учебного ведомства Государственный совет постановил открыть на средства казны ремесленное училище в Златоусте; заведение было открыто в сентябре 1895 г.[6].

Златоустовское ремесленное училище

Большая работа предстояла органам управления образованием на местах после введения положений о школах ремесленных учеников и низших ремесленных школах. Министерство просвещения предписало учебным властям в регионах «рассмотреть вопрос об открытии таковых школ, для чего ... войти в сношение по сему делу с местными обществами и выяснить размер пособий, которые эти общества могут пожертвовать на их устройство и содержание» [7]. Вскоре были учреждены низшие ремесленные школы в селениях Симского (1898 г.), Миасского (1899 г.) заводов и в Челябинске (1903 г.). Партнерами учебной администрации в данном проекте выступили, соответственно, владельцы Симского горного округа Балашевы, сельское общество и золотопромышленники в Миассе, Челябинская городская дума [8, с. 280–281, 462–467].

Инициатива учреждения коммерческих школ исходила, в основном, от различных представительных органов торговой среды. В Челябинске заслуга основания в 1909 г. торговой школы принадлежала Биржевому комитету. Для наполнения бюджета школы был введен ежегодно взимаемый в ее пользу местный налог с промысловых свидетельств. Активную материальную помощь учебному заведению оказывали городское управление, фирмы, банки, крупные предприниматели. Важным финансовым источником являлся сбор платы за право учения. Несколько раз субсидии предоставлялись правительством. На этапе создания торговой школы предполагалось, что по прошествии некоторого времени на ее базе будет открыто коммерческое училище, однако сделать этого не удалось по причине финансовых затруднений учредителей и отсутствия существенной поддержки со стороны государства [9–11]. Помимо торговой школы, знания по коммерции в Челябинске можно было получить на курсах, устроенных преподавателем торговой школы С.С. Елисеенко [12, с. 123], а по бухгалтерии – на курсах П.А. Михайлова и А.Д. Иванова-Э.Р. Гайлита [13, с. 80].

Преподавательский состав низшей ремесленной школы г. Сима. 1910 г.

В 1909 г. в Златоусте по инициативе органов местного самоуправления и горных властей ремесленное училище было преобразовано в среднее механико-техническое с низшей ремесленной школой при нем [14]. Вплоть до 1917 г. Златоустовское училище оставалось единственным учреждением среднего профтехобразования на территории современной Челябинской области.

В. Я. Добросмыслов – первый директор низшей ремесленной школы г. Челябинска в 1903–1917 гг.

В конце XIX – начале ХХ вв. мощную поддержку на правительственном и земском уровнях получила идея использования профессионального образования в качестве средства решения на Урале социальных проблем, а именно для повышения благосостояния крестьян, ликвидации безработицы и предотвращения революционного взрыва на заводах в годы кризиса [15; 16]. Претворяться в жизнь идея начала через формирование сети учебно-показательных мастерских и школ инструкторов по кустарному производству. Инструкторские школы были ориентированы на подготовку квалифицированных техников, организаторов для мелкой кустарной промышленности; они намеренно адаптировались к местным кустарным промыслам. На Урале правительство в лице главного управления землеустройства учредило три заведения данного типа, два из которых – на территории современной Челябинской области: школу инструкторов по сельскохозяйственному машиностроению в Каслях (1909 г.) [17] и школу инструкторов по металлообработке в селении Катав-Ивановского завода (1913 г.) [18].

Первый выпуск учеников низшей ремесленной школы г. Челябинска. 1904 г.

Продолжала расширяться сеть ремесленных отделений (при Чумлякском двухклассном [19, с. 61], Метелевском русско-башкирском [20], Катав-Ивановском высшем начальном [21, с. 87] училищах, станичных школах Оренбургского казачьего войска [22, с. 51] и др.). Для девочек, наряду с рукодельными отделениями при общеобразовательных школах, на местные средства начали создаваться специальные учебные заведения. Церковно-приходским попечительством Рождество-Богородицкой церкви в Челябинске в 1911 г. была учреждена рукодельная школа [13, с. 80]. Такая же школа на средства сельского общества была открыта в селе Куртамыш [23].

Челябинская  торговая школа. Начало XX в. Была открыта в 1909 г. Первый выпуск состоялся 31 мая 1912 г. Школа предлагала трехгодичный курс обучения. Принимались дети 10–15 лет с низшим начальным образованием. Школа давала коммерческое образование для службы в торговых и промышленных учреждениях

Для распространения сельскохозяйственных знаний активно использовались различные формы внешкольной работы. Учебное начальство поощряло устройство при сельских начальных школах садов, огородов и пасек, куда на практику привлекались учащиеся. Предполагалось, что школьные участки станут в деревне очагами агрокультуры. Соответствующая подготовка сельских учителей – проводников сельскохозяйственных знаний – осуществлялась на летних курсах. Так, при поддержке Войскового хозяйственного правления в 1910 г. в станицах Нижне-Увельской и Травниковской организовывались сельскохозяйственные курсы для учителей станичных казачьих школ [24]. Курсы по пчеловодству для сельских учителей Челябинского уезда устраивались летом 1914 г. при Пивкинском двухклассном училище [25]. Заметную работу в этом направлении проводило также Челябинское общество сельского хозяйства. В 1911–13 гг. при финансовой поддержке правительства этим обществом были развернуты зимние сельскохозяйственные курсы в станицах Еткульской, селах Долгодеревенском и Куртамыше; подготовку здесь прошли 120 крестьян [26–28]. Не оставалось в стороне и молодое челябинское земство: например, в селении Таловка в конце 1915 г. земцами были организованы курсы мастеров маслоделия [29].

С конца XIX в. более широкое распространение получила практика установления целевых стипендий в профессиональных школах (как в крае, так и за пределами региона). Стипендии были возвратными, отрабатывались по окончании курса. С 1894 г. уроженцы Златоустовского горного округа за казенный счет проходили обучение в Московском Строгановском художественно-промышленном училище [30]. Златоустовское уездное земство содержало стипендиатов в сельскохозяйственной школе под Белебеем [31], а челябинское – в Оренбургской фельдшерско-акушерской школе [32, с. 22–23].

В отношении содержания образования общим положительным качеством в профессиональных учебных заведениях была относительная свобода от догматизма и формализма, сковывавших классическую школу. Сама специфика профессионального обучения обусловливала широкое применение таких методов преподавания, как экскурсии, лабораторные и практические работы. Изделия учеников демонстрировались на традиционных ежегодных смотрах при школах, а также на региональных (Оренбург, 1898 г.) [33] и общероссийских (Казань, 1909 г.) [34] выставках.

В период формирования системы российского профтехобразования сеть профессиональных школ значительно расширилась, в целом вырос уровень их материально-учебной организации. В начале ХХ вв. больше всего на территории современной Челябинской области было ремесленных учебных заведений; в то же время не имелось ни одной сельскохозяйственной, железнодорожной, лесной, горнотехнической, медицинской школы. Результаты работы существующих профессиональных учебных заведений были явно скромными: значительное количество учеников отсеивалось до завершения курса, выпуски отличались малочисленностью, далеко не все выпускники спешили воспользоваться полученной специальностью. К 1917 г. профессионально-техническое образование так и не стало непременным условием для начала трудовой деятельности. Подготовка кадров (особенно низшего звена) для различных отраслей хозяйства продолжала осуществляться в основном вне специальных образовательных учреждений.

 

Библиографический список

 

  1. ОГАЧО, ф. И-1, оп. 1, д. 3823, л. 22–25 об.
  2. Дашкевич, Л.А. Уровень образовательной и профессиональной подготовки технических кадров казенной горнозаводской промышленности Урала (первая половина XIX в.) / Л.А. Дашкевич // Проблемы истории регионального развития : Население, экономика, культура Урала и сопредельных территорий в досоветский период : сб. статей. – Свердловск, 1990. – С. 68–74.
  3. ОГАЧО, ф. И-6, оп. 1, д. 139, л. 32.
  4. ОГАЧО, ф. И-1, оп. 1, д. 3411, л. 1,4.
  5. Ведомость о ремесленном училище, классе и таковых же отделениях при учебных заведениях Оренбургской губернии за 1888 г. // Обзор Оренбургской губернии за 1888 г. : приложение ко Всеподданнейшему отчету Оренбургского губернатора. – Оренбург, б. г.
  6. ОГАЧО, ф. И-180, оп. 1, д. 2, л. 2.
  7. ГАОО, ф. 73, оп. 1, д. 167, л. 2 об.
  8. Сборник статистических сведений о состоянии среднего и низшего профессионального образования в России / Мин-во торговли и промышленности. – Ч. 2. – Спб., 1910.
  9. ОГАЧО, ф. И-17, оп. 1, д. 49, л. 17а.
  10. Август, В.Н. Челябинская торговая школа : отчет за 1914–15 уч. г. / обработал В.Н. Август. – Челябинск, 1915.
  11. Коломийцев, В.И. Челябинская торговая школа (1909–1914 гг.) / В.И. Коломийцев // Города Урала в контексте русской культуры : тез. докл. юбилейной науч. конф., посвященной 80-летию краеведч. движения в Челябинске. – Челябинск, 1993. – С. 91–98.
  12. Статистические сведения о состоянии учебных заведений, подведомственных учебному отделу министерства торговли и промышленности за 1914–15 уч. г. / Издание учебного отдела министерства. – Петроград, 1917.
  13. Боже, В.С. Школьный мир дореволюционного Челябинска : в 2 т. Т. 1 : Краткий исторический очерк / В.С. Боже. – Челябинск, 2006.
  14. Копия отчета по соединенным Златоустовским среднему механико-техническому и ремесленному училищам и школе за 1909 г. // Сборник постановлений Златоустовского уездного земского собрания XV чрезвычайной и XXXVI очередной сессий 1910 г. – Златоуст,1911. – С. 702.
  15. Пермская земская неделя. – 1910. – № 23. – Стб. 21–25.
  16. Ольховая, Л.В. Из истории экономической политики царского правительства на Урале в 1907–1912 гг. / Л.В. Ольховая // Вопросы истории Урала. – Сб. 13. – Свердловск, 1975. – С. 84–96.
  17. ОГАЧО, ф. И-155, оп. 1, д. 15, л. 98.
  18. РГИА, ф. 395, д. 3080/в, л. 1–2.
  19. Ремесленное отделение при Чумлякском двухклассном училище Челябинского уезда // Вестник Оренбургского учебного округа. – 1913. – № 1.
  20. ГАОО, ф. 73, оп. 1, д. 272, л. 15.
  21. Обзор Уфимской губернии за 1915 г. – Уфа, 1917.
  22. Абрамовский, А.П. Становление и развитие народного образования в Оренбургском казачьем войске (1819–1900 гг.) / А.П. Абрамовский // Оренбургское казачье войско : ист. очерки. – Челябинск, 1994.
  23. ОГАЧО, ф. И-9, оп. 1, д. 24, л. 158, 213.
  24. Степь. – 1910. – 11 мая.
  25. Афанасьев, И. Пчеловодные курсы при школьной пасеке Пивкинского двухклассного училища / И. Афанасьев // Вестник Оренбургского учебного округа. – 1914. – № 5. – С. 335–339.
  26. Отчет о деятельности Челябинского общества сельского хозяйства за 1911 г. – Челябинск, 1912. – С. 27–28.
  27. Отчет о деятельности Челябинского общества сельского хозяйства за 1912 г. – Челябинск, 1913. – С. 50–57.
  28. Отчет о деятельности Челябинского общества сельского хозяйства за 1913 г. – Челябинск, 1914. – С. 70–79.
  29. Молодкин, Н. С земских курсов / Н. Молодкин // Оренбургское земское дело. – 1916. – № 4–5. – С. 9–11.
  30. Златоустовский филиал ОГАЧО, ф. И-19, оп.1, д. 3714, л. 33.
  31. Заседание 8 окт. 1896 г. // Сборник постановлений Златоустовского уездного земского собрания IX чрезвычайной и XXII очередной сессий 1896 г. – Златоуст, 1897. – С. 134.
  32. Сметы доходов и расходов Челябинского уездного земства на 1917 г. – Челябинск, б. г.
  33. Каталог предметов профессионально-педагогической выставки Оренбургского учебного округа 1898 г. // Циркуляр по Оренбургскому учебному округу. – 1898. – № 7–8. – Прил. – С. 1–89.
  34. Распоряжения окружного начальства // Циркуляр по Оренбургскому учебному округу. – 1909. – № 5–6. – С. 186.